О страстях

Исаак Сирин

О страстях

Страсти — это приражения, которые производятся вещами мира сего побуждая тело удовлетворять излишние его потребности; и приражения сии не прекращаются, пока стоит этот мир.

Как дети не рождаются без матери, так страсти не рождаются без парения (рассеяния) ума, а совершение греха не бывает без содействия страстей.

Душе быть доступною страстям полезно для уязвления совести; пребывать же в страстях — дерзко и бесстыдно.

Покой и праздность — гибель душе, и больше демонов могут повредить ей.

Если не будет исцелена страстная часть души, не обновится, не освятится втайне, не будет связана житием Духа, то душа не приобретет здравия.

Каково течение воды в горной реке, такова сила раздражительности, когда найдет себе доступ в наш ум.

Слово «мир» (окружающий нас) есть имя собирательное, объединяющее в себе так называемые страсти.

Когда вообще хотим наименовать страсти, называем их миром, а когда хотим различать их по различию наименований их, называем их страстями.

Страсти суть нечто придаточное, и в них виновна сама душа. Ибо по природе душа бесстрастна. Когда же слышишь в Писании о страстях душевных и телесных, да будет тебе известно, что говорится сие по отношению к причинам страстей, ибо душа по природе бесстрастна.

Страсти искореняются и обращаются в бегство непрестанным погружением мысли в Боге.

Кто душою и телом предан всегда суесловию и парениям ума, тот блудник; кто соглашается и соучаствует с ним в этом, тот прелюбодей; и кто сообщается с ним, тот идолослужитель.

Пока носим на себе образ Адамов, неизбежно носим в себе и страсти Адамовы. Ибо невозможно земле не произращать ростков, свойственных природе ее.

Страсти, сокровенные в душе, не исправляются телесными только трудами.

Есть страсти, которые душе показывают только скорби: нерадение, уныние, печаль не нападают приражением помыслов и услаждением, но только налагают на душу тяжесть.

Самомнение есть расточение души в мечтании ее, которое приводит ее к парению и не препятствует ей парить в облаках своих помыслов, так что кружится она по всему миру.

Страсти усыпленные пробуждаются, как только встречается причина прийти им в деятельность.

Страсть тщеславия заставляет уступить ей место блудную страсть, и опять страсть блудная укрощает страсть славолюбия.

Тщеславие — служитель блуда и дело гордыни.

Как от чревоугодия рождается мятеж помыслов, так от многословия и бесстыдных бесед — неразумие и исступление ума.

Кто не удаляется добровольно от причин страстей, тот невольно увлекается в грех.

Страсти отвращать лучше памятью о добродетелях, нежели сопротивлением, потому что страсти, когда выступают из области своей и воздвигаются на брань, отпечатлевают в уме свои образы и подобия.

Пока не возненавидит кто причины греха воистину от сердца, не освобождается он от наслаждения, производимого действием греха.

Кто любит поводы к страстям, тот невольно и нехотя становится подручным и порабощается страстям.

, , , ,

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий


Oбслуживание сайта ABSTRACT LLC